НПО, корпоративные компоненты политической системы, группы интересов и группы влияния

Узбекистан / НПО, корпоративные компоненты политической системы, группы интересов и группы влияния

В Узбекистане институты гражданского общества сталкиваются с различными препятствиями. Серьёзными ограничениями в развитии НПО в Узбекистане являются: (1) неоправданные процедурные и иные препятствия в регистрации организаций; (2) предубеждённость властей, что НПО используются для достижения политических целей; (3) неразработанная правовая база деятельности НПО и отсутствие заинтересованности законодателей и правительства в её совершенствовании. В целом власти Узбекистана видят в институтах «третьего сектора» (созданных без правительственного участия) не своих партнёров, а конкурентов и максимально затрудняют их деятельность.

Процесс формирования НПО начался в стране ещё до провозглашения независимости. Однако правительство через некоторое время посчитало, что движение «Бирлик», Комитет спасения Аральского моря, движение «Самарканд» (организация помощи этническим таджикам) и др. преследуют политические, а не социальные цели в своей деятельности, и отказало им в перерегистрации. Безуспешными оказались и неоднократные попытки общенациональных правозащитных организаций, таких как Общество гражданских прав Узбекистана и Независимая организация гражданских прав Узбекистана, пройти процедуру регистрации.

По данным Министерства юстиции, в 2000 году в стране было зарегистрировано 2 300 НПО (число НПО по отмеченным выше причинам не меняется или даже сокращается). Их деятельность затрагивает различные сферы: наблюдение за выборами, оказание помощи женскому движению, но основная часть НПО сосредоточена на решении социальных вопросов.

Эксперты подразделяют институты гражданского общества в Узбекистане на три основные группы. Первая группа — общенациональные НПО, созданные по инициативе государства и правительства. В эту категорию включаются организации и ассоциации ветеранов, инвалидов и тому подобных. Вторая группа — НПО, полностью или частично зависящие от финансовой помощи иностранных доноров. Их цель — оказание содействия в развитии национальных институтов гражданского общества и продемократических организаций. Слабая финансовая поддержка подобных НПО местными гражданами и юридическими лицами делает эту категорию НПО весьма уязвимой перед лицом административного давления. Третья группа — это национальные или региональные организации, которые непосредственно вовлечены в продвижение групповых или публичных интересов путём оказания различных видов помощи и услуг населению в области образования, здравоохранения, защиты прав женщин, охраны окружающей среды и так далее. Зачастую данные организации зависят от иностранной помощи.

Особую группу составляют организации, финансируемые исламскими религиозными филантропами из других мусульманских стран. Поле их деятельности — оказание помощи в финансировании строительства мечетей и содержании религиозных школ. Однако в последние годы правительство ограничивает деятельность подобных религиозных организаций, подозревая их во вмешательстве в политическую жизнь страны.

После событий в Андижане власти усилили давление на неправительственные организации, пользующиеся зарубежной финансовой помощью, или отделения неправительственных международных организаций, занимающихся, главным образом, правозащитной проблематикой. В судебном порядке была приостановлена или запрещена деятельность отделений «Freedom House», «Eurasia Foundation», «Counterpart International», «Central Asian Free Exchange», «American Council for Collaboration in Education and Language Study», «Global Involvement Through Education», «Urban Institute», «Partnership in Academics and Development» и др.

Основным легальным инструментом выражения корпоративных и профессиональных интересов служат организации предпринимателей, профсоюзы и политические партии. Однако в условиях авторитарного режима эти институты не стали полноценными участниками политического процесса.

Профсоюзы Узбекистана насчитывают примерно 2,8 миллионов членов. Механизмы трёхстороннего взаимодействия между правительством, профсоюзами и предпринимателями не отработаны, и профсоюзы таких целей перед собой не ставят. Декларирующие свою независимость профсоюзы входят в состав Федерации профсоюзов и, как и в советский период истории страны, остаются «придатком» единой государственной системы, находясь фактически под контролем Министерства труда.

Интересы деловых кругов представляют Палата товаропроизводителей и предпринимателей, Ассоциация дек-ханских и фермерских хозяйств, Ташкентский бизнес-клуб, Ассоциация деловых женщин. Их возможности по лоббированию интересов бизнеса при принятии различных политических и экономических решений органами власти ограничены, хотя эти организации, равно как и профсоюзы, активно используют такую норму национального законодательства, как выдвижение из своих рядов кандидатов в представительные органы власти всех уровней (в качестве независимых) и нередко добиваются на этом пути результатов. Зачастую институты деловых кругов оказывают незаменимую поддержку частным предпринимателям в налаживании необходимых деловых контактов, реализуют образовательные программы для предпринимателей и так далее.

Ситуацию в современном Узбекистане нельзя объяснить адекватно без принятия во внимание такого явления как кланы. Как считают некоторые исследователи, «есть основание утверждать, что в Узбекистане происходит институализация кланов». И хотя сегодня довольно сложно отслеживать клановые группировки, действующие на уровне республики, вполне очевидно, что в Узбекистане они имеют региональный характер:

— ферганский (Ферганская, Андижанская и Наманганская области);

— ташкентский (город Ташкент и Ташкентская область);

— самаркандский (Самаркандская, Бухарская и Навоийская области);

— Джизак, Сырдарья;

— Кашкадарья, Сурхандарья;

— хорезмский (Хорезмская область, южные районы Каракалпакии, выходцы из узбекской диаспоры Ташаузской области Туркменистана);

— каракалпакский.

Источник силы кланов — существующие должности госструктур, на которые они назначают своих людей не по профессиональным качествам, а исходя из критерия лично преданных им людей.

Помимо региональных кланов значительным собственным влиянием пользуются «силовики» — МВД и СНБ (Служба национальной безопасности). Зачастую их прерогативы выходят далеко за рамки непосредственных функций. Они располагают собственными финансовыми и кадровыми ресурсами на местах, пытаются влиять на принятие политических решений и активно участвуют в межклановых интригах.


←   Назад  |   НПО, корпоративные компоненты политической системы, группы интересов и группы влияния   |   Вперёд   →



 

Океания далёкая и близкая / Книга рассказывает о комплексной экспедиции Академии наук СССР на судне «Дмитрий Менделеев» в 1977 году. Экспедиция проводила океанологические работы, изучала природу и население островов Тихого океана. Авторы стремятся, чтобы читатель стал участником океанской экспедиции, увидел океан в его разных Океания далёкая и близкая
Книга рассказывает о комплексной экспедиции Академии наук СССР на судне «Дмитрий ...
Борьба за моря / Автор в увлекательной и доступной форме рассказывает об эпохе великих географических открытий, которая связана главным образом с открытием Америки. Издание богато иллюстрировано.Борьба за моря
Автор в увлекательной и доступной форме рассказывает об эпохе великих ...
Путешествие в глубь науки / Академик А. А. Григорьев принадлежит к числу самых выдающихся географов-теоретиков. Он один из основоположников современной географии, создатель учения о физико-географической оболочке, о типах географической среды. Это издание — живой рассказ о жизни, многогранной деятельности и научном творчестве Путешествие в глубь науки
Академик А. А. Григорьев принадлежит к числу самых выдающихся ...