Российское присутствие в Средней Азии: колониальная политика и экономическое развитие

Узбекистан / Российское присутствие в Средней Азии: колониальная политика и экономическое развитие

С 1880-х годов территория современного Узбекистана входила в состав Туркестанского генерал-губернаторства (затем края), Хивинского ханства и Бухарского эмирата.

Появление России в хозяйственной сфере Средней Азии вызвало значительные экономические изменения. В ходе ускоренной индустриализации России к концу XIX века определились методы и цели экономического управления российскими колониями (по образцу методов и целей западных колониальных держав): среднеазиатские колонии должны были удовлетворять хозяйственные потребности промышленности метрополии. На первый план вышло создание хлопковой базы для обеспечения сырьём российской текстильной промышленности. Если в 1885 году в Ферганской долине только 14 % сельскохозяйственных площадей использовались для выращивания хлопка, то в 1915 году — уже 40 % сельскохозяйственных площадей. Местные сорта хлопка постепенно вытеснялись американскими сортами лучшего качества; разрабатывались крупные проекты, связанные с развитием оросительной системы, но эти планы в тот период осуществить не удалось. Хлопок-сырец доставлялся в российские центры текстильной промышленности, но в самом среднеазиатском регионе никакой хлопкоперерабатывающей индустрии не создавалось. Таким образом, российская экономическая политика в Средней Азии имела типично колониальный характер.

Транспортная проблема была решена строительством железных дорог. Первую железную дорогу — Закаспийскую, начали строить в 1881 году из военно-стратегических соображений. Она вела от Каспийского моря в города Мерв (1886 год), затем через земли Бухарского эмирата в Самарканд (1888 год), в 1898 год она дошла до Ташкента, а в 1899 году — до города Андижан в Ферганской долине. Для транспортировки хлопка более важное значение приобрела линия Оренбург — Ташкент, которая установила в 1906 году прямую связь Средней Азии с Россией.

В отличие от интенсивно заселявшихся русскими и украинскими крестьянами казахских степей, обширные территории Бухарского эмирата, Хивинского и бывшего Кокандского ханств переселенцами из Российской империи практически не осваивались. Оседлые мусульмане и мусульмане-кочевники продолжали жить в соответствии с традиционным социальным укладом. Имперское присутствие ограничивалось узким слоем лиц, занятых в административном управлении, гарнизонами и жителями русских кварталов в больших городах, прежде всего в Ташкенте.

В отличие от элит вошедших в состав России закавказских государств и княжеств, среднеазиатская знать не была включена в ряды российских дворян и не была социально и политически интегрирована в имперские структуры. Ни кочевники, ни оседлые жители не считались российскими подданными (имели статус инородцев). Российские власти не прилагали особых усилий для языковой и культурной русификации местного населения. Российская администрация сознательно сохраняла консервативное мусульманское духовенство. Его обширные земельные владения (вакуфы) были гарантированы, как и были сохранены в его ведении школы. Миссионерская деятельность православной церкви была категорически запрещена, и планируемая Ташкентская епархия так и не была основана.

В целом, политика Российской империи в Средней Азии была довольно гибкой и рациональной (отсюда постепенный и ограниченный характер любых реформ, включая унификацию системы сбора налогов и тому подобное), хотя злоупотребления со стороны региональной российской администрации были нередки. Местное население воспринимало российскую власть как чуждое господство, что вызывало спонтанные мятежи. Последние чаще имели локальный характер, как, например, холерный бунт в Ташкенте в 1892 году. Редко, как это было, например, с Андижанским восстанием 1898 года, они перерастали локальные рамки (приобретая характер «священной войны»).


←   Назад  |   Российское присутствие в Средней Азии: колониальная политика и экономическое развитие   |   Вперёд   →



 

Полезные ископаемые Сибири / Полезные ископаемые Сибири: основания для поисков и разведок рудных месторождений. В 2-х частях, со 108-ю чертежами и 9-ю рисунками в тексте. Часть 1. Автор — горный инженер В.С. Реутовский. Санкт-Петербург, издание Горного Департамента, типография Розена, 1905 года. Воспроизведено в оригинальной авПолезные ископаемые Сибири
Полезные ископаемые Сибири: основания для поисков и разведок рудных ...
Определитель ювелирных и поделочных камней / Приведено описание и охарактеризованы методы определения ювелирных и поделочных камней. Даны диагностические таблицы минералов. В них включены как традиционные ювелирные и поделочные камни (алмаз, изумруд, рубин, сапфир, гранаты, топаз, турмалин, кварц и др.), так и новые (скаполит, апатит и др.), аОпределитель ювелирных и поделочных камней
Приведено описание и охарактеризованы методы определения ювелирных и поделочных ...
Путешествие длиною в жизнь / Автор учёный-этнограф посвящает свою книгу датскому полярному исследователю Кнуду Расмуссену, внёсшему вклад в географическое и этнографическое изучение Гренландии, канадской Арктики и Аляски. Книга познакомит читателя с биографией Кнуда Расмуссена, с его экспедициями, сыгравшими большую роль в компПутешествие длиною в жизнь
Автор учёный-этнограф посвящает свою книгу датскому полярному исследователю ...