Соединённые Штаты Америки / Внешние и внутренние угрозы безопасности государства

Наряду с традиционными угрозами безопасности с момента окончания холодной войны все больший деструктивный потенциал приобретают новые угрозы и вызовы — международный терроризм, распространение ядерного оружия (и шире — оружия массового уничтожения), наркотрафик.

В XX веке США не знали попыток неконституционной смены власти, государственных переворотов, легальных или нелегальных сепаратистских и сецессионистских движений.

У США существует целый ряд неурегулированных территориальных вопросов с иностранными державами. До конца не решена проблема морской границы между Россией и США в Беринговом и Чукотском морях — Россия не ратифицировала заключённое в 1990 году соглашение Шеварднадзе—Бейкера (Конгресс США ратифицировал это соглашение ещё в 1991 году) и стремится к его пересмотру или модификации. Целый ряд спорных вопросов существует между США и Канадой — касательно морской границы в проливах Сан-Хуан де Фука и Диксон-Энтранс (у Тихоокеанского побережья), у побережья Аляски и Юкона в море Бофорта, относительно принадлежности двух небольших островков (Мачиас Сил и Норт Рок) в заливе Мэн и прилегающей к ним морской границы, а также по проблеме статуса Северо-Западного прохода. Не определена морская граница между США и Содружеством Багамских островов. Гаити претендует на расположенный в Ямайском проливе и принадлежащий США остров Навасса. Куба требует от США освободить военную базу в заливе Гаунтанамо, расположенную на территории, находящейся в бессрочной аренде США с 1903 года. Республика Маршалловы Острова претендует на принадлежащий США остров Уэйк. В 2006 году Токелау выдвинуло претензии на атолл Суэйне, входящий в состав Американского Самоа.

США не выдвигают территориальных претензий в Арктике (но вместе с тем оставляют за собой подобное право) и не признают соответствующих претензий других государств. Наличие в водах Северной Атлантики и Северного Ледовитого океана значительных природных запасов издавна вызывало в циркумполярном регионе конфликтные ситуации разной степени интенсивности. Изначально их участников интересовали промысловые богатства северных вод (рыба, морские млекопитающие). В дальнейшем, по мере проведения геологоразведочных и прогностических работ, внимание целого ряда государств привлекли энергетические полезные ископаемые. Кроме того, важной причиной конфликта неоднократно становились и потенциальные стратегические выгоды, определявшиеся географическим положением северных вод и прилегающих к ним участков суши. Они могли использоваться как для нужд мирного транзита (в основном торгового), так и для решения военных задач (разведка и непосредственное нападение).

Уже в XIX веке исследования Северного полюса вызывали интерес у американцев, причём исследователями становились как энтузиасты, традиционно не имевшие возможности заручиться правительственной поддержкой, так и вооружённые силы — единственная в стране структура, способная обеспечить проведение соответствующих мероприятий на необходимом уровне. Представители армии и ВМС осуществляли как научные, так и спасательные экспедиции в регионе, а в 1909 году было объявлено о водружении на Северном полюсе флага США.

В ходе одной из экспедиций в 1881 года американцы объявили владением США остров Генриетты в Восточно-Сибирском море, однако в дальнейшем эффективный контроль над островом был установлен только российской стороной.

Толчок полярным исследованиям дало приобретение в 1867 году Аляски и Алеутских островов, сделавшее Соединённые Штаты арктической державой. Вместе с тем необходимо отметить, что Аляска долгое время воспринималась скорее как дополнительный плацдарм на Тихом океане, а не как северный форпост. В данной связи некоторыми исследователями выдвигается предположение, что арктический вектор стал для США продолжением воплощения доктрины о предопределённой судьбе (Manifest Destiny), традиционно ассоциировавшейся с продвижением на юг и запад, однако Аляска с геополитической точки зрения могла быть отнесена и к «западу», и к «северу».

К последней трети XIX — началу XX века относятся и первые конфликты американцев с соседями из-за ресурсов циркумполярного региона. Вплоть до 1920-х годов американские и канадские предприниматели вели хищническую эксплуатацию биоразнообразия Чукотки, где Российская империя так и не смогла обеспечить должной защиты своей территории и её населения.

Этот процесс, восходящий ещё к периоду до продажи Россией Аляски, характеризовался не только агрессивным истреблением китов, морских котиков и других животных, но и неоднократными стычками североамериканцев с местными жителями. Одновременно с этим военные корабли США в 1891 году были привлечены к охране природных ресурсов Берингова пролива, где популяция морских котиков оказалась под угрозой со стороны браконьеров.

Американцы претендовали на остров Врангеля на стыке Чукотского и Восточно-Сибирского морей, однако вплоть до 1917 года сталкивались с противодействием официального Санкт-Петербурга, который тем не менее не смог помешать фактическому превращению острова в опорный пункт для американских и канадских браконьеров.

В период между приобретением Аляски и началом Первой мировой войны прозвучали и предложения о куда более масштабной арктической экспансии. Так, госсекретарь США У. Сьюард, обеспечивший соглашение о покупке у России её американских владений, и его единомышленник Р. Дж. Уолкер рассматривали возможность приобретения у Дании Исландии и Гренландии, и, хотя Конгресс без энтузиазма отнёсся к этой идее, она окончательно утратила актуальность только в годы Первой мировой войны, когда США купили датские Виргинские острова и в отдельной декларации к договору о покупке оговорили, что признают права Дании на всю территорию Гренландии, хотя север её исследовался в основном американской стороной.

В президентство Т. Рузвельта циркумполярная проблематика проявилась в американо-российских отношениях в виде отклонённого проекта строительства американо-евразийской железной дороги, которая, соединяя Аляску и Чукотку, шла бы через Россию в страны Западной Европы.

Несмотря на «ползучую» экспансию американского бизнеса на Чукотке, этот регион остался без внимания американских вооружённых сил во время интервенции на территорию бывшей Российской империи. Установив вместе с союзниками по Антанте временный контроль над Дальним Востоком и частью Сибири, а также коммуникациями севера Тихого океана, они не стали оккупировать Чукотский полуостров и вмешиваться в конфликт «красного» и «белого» лагерей там.

Революционные власти на Чукотке в отличие от своих имперских предшественников быстро оценили урон, наносимый бесконтрольной промысловой активностью североамериканцев, и приняли жёсткие и эффективные меры по недопущению такового. Имущество заинтересованных компаний было национализировано, а охотничье оружие — изъято.

Закономерным следствием отказа США от борьбы за влияние на российском Дальнем Востоке стало и оформление в середине 1920-х годов полноценного советского контроля над островом Врангеля.

Некоторое снижение стратегического интереса к Большому Северу проявилось и в отсутствии заметной американской коммерческой активности на Шпицбергене, на которую США получили право в соответствии с договором 1920 года.

Ситуация резко изменилась с началом Второй мировой войны. В 1940 году территория Исландии, находившейся в унии с Данией, была занята сначала британскими, а затем американскими войсками. Это было сделано, чтобы не допустить появление на острове военно-морской инфраструктуры нацистской Германии.

Значимость Гренландии для исследований погоды в Северной Атлантике, где следовали полярные конвои союзников, была осознана обеими враждующими коалициями. В 1941 году в Гренландии разместились американские войска. Вооружённые силы нацистской Германии неоднократно предпринимали попытки создания постоянно действующих метеорологических станций на территории острова, чему с переменным успехом препятствовали американские и датские патрули (долгое время немецким подразделениям все же удавалось передавать командованию необходимую информацию).

Циркумполярное измерение для США на некоторое время приобрели боевые действия не только в Атлантике, но и на Тихом океане, где в 1942–1943 годах японцы оккупировали Алеутские острова.

После 1945 года Исландия и Гренландия превратились в важный элемент американской системы безопасности в циркумполярном регионе и Атлантике в целом.

С началом холодной войны контроль над северными широтами приобрёл особое значение для США, поскольку именно полет стратегических бомбардировщиков через Северный полюс позволял обеспечить максимальную оперативность и экономию подлётного времени в случае ядерного удара по СССР.

Сегодня Арктика с её природными богатствами (по некоторым оценкам, там может находиться до четверти мировых запасов нефти и газа) представляет колоссальный интерес для США, нуждающихся в крупных источниках энергии. Дополнительную привлекательность месторождениям в северных широтах придаёт то обстоятельство, что интенсивное таяние полярных льдов, которое может полностью завершиться через 50–100 лет (а по некоторым оценкам, раньше), упрощает разработку этих залежей.

Аляска продолжает сохранять для США стратегическое значение, поскольку там размещаются элементы национальной системы ПРО. На Аляске находится крупнейший в США трубопровод, обеспечивающий транспортировку добытой нефти в Валдиз — порт на берегу залива Аляска, откуда нефть переправляется на основную территорию США. Планируется строительство и газопровода с Аляски, который уже не будет полностью автономным, поскольку пройдёт и через часть территории Канады. Обе эти линии трубопроводного транспорта приобретут дополнительное значение после начала активного освоения неразведанных ресурсов Арктики.

Морская граница между США (Аляска) и Канадой (Северо-Западные территории и Юкон) в море Бофорта во многом остаётся неурегулированной из-за потенциальных углеводородных богатств континентального шельфа.

США продолжают считать воды между островами канадского Арктического архипелага проливами, открытыми для международного судоходства, и предыдущие разногласия по этому поводу привели к появлению временного компромисса, предполагающего, что корабли США (включая ледоколы и суда береговой охраны) могут с уведомления канадцев свободно следовать в этих водах.

Несмотря на указанные трения, Канада сохраняет для США большую ценность как стратегический союзник в циркумполярном регионе. В случае необходимости американские войска могут быть размещены и на канадских арктических территориях.

Ещё одно государство — претендент на арктические богатства — Норвегия — также традиционно выступает в качестве союзника США в арктических широтах. Станция спутникового слежения на Шпицбергене, собирающая информацию для НАСА, может быть использована и для оповещения о ракетных пусках на территории России.

В данной связи закономерен интерес американцев к процессу российско-норвежского пограничного размежевания, где США хотели бы видеть себя в качестве медиатора. Несмотря на то что официальные Москва и Осло не допускают даже намёков на вмешательство в их двусторонние дела, в Норвегии многие представители политической элиты были бы не прочь заручиться поддержкой сильного союзника.

Надёжное функционирование систем радиолокации является важнейшим интересом США в Гренландии, причём здесь они сталкиваются с весьма специфическим противником. До сих пор эскимосские политические и правозащитные структуры ставят в вину властям Дании и США меры, принятые в прошлом в целях обеспечения стратегических интересов НАТО: так, в 1953 году эскимосы, проживавшие в районе Туле, были принуждены к перемещению дальше на север Гренландии, что позволило расширить территорию базы ВВС США. Нынешние действия США по расширению и модернизации элементов системы ПРО в Гренландии могут привести только к дополнительному ущербу для окружающей среды и жителей. Однако судебная система Дании, признав в 1999 и 2003 годах незаконность перемещения эскимосов с их исторических мест проживания в 1953 году, отказала им в праве вернуться на землю предков.

В качестве ответа на российскую полярную экспедицию 2007 года американские власти организовали исследования в Чукотском море, результаты которых также предполагается использовать в качестве основания для претензий на шельф в районе Аляски. Выдвижению претензий такого рода пока могут помешать правовые вопросы, поскольку США не являются участниками Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, что не даёт им возможности апеллировать к установленным ей стандартам.

Ограниченность береговой линии США в Арктике (по сравнению с другими приполярными странами) предопределяет их заинтересованность не столько в разделе региона, сколько в его интернационализации, в случае которой крупные американские компании могут получить очевидные преимущества именно за счёт большей капитализации и технической оснащённости.

Даже если ситуация в Арктике станет складываться для США наименее благоприятным образом, у Вашингтона остаются возможности если не отстоять в регионе свои интересы, то хотя бы временно нейтрализовать претензии других стран.

Так, в частности, в качестве инструмента для этого может быть использована необходимость защиты биологического разнообразия Арктики от негативных последствий освоения месторождений полезных ископаемых, под пред- логом которой заинтересованными сторонами будет инициирован мораторий на добычу природных богатств Большого Севера.

Сам факт возникновения с подачи США подобных инициатив способен сильно осложнить положение других арктических держав, что, в частности, видно на более локальном норвежском примере, где конфликт интересов энергетических компаний и рыболовов с побережья Баренцева моря по поводу освоения местных залежей нефти стал причиной затяжных дебатов, препятствующих началу работ в норвежских водах.

Кроме того, возможны и другие варианты обеспечения интересов США, включая создание своего рода «единого западного фронта», где четыре претендента на арктические ресурсы могли бы объединиться против Российской Федерации. Для этого, например, существуют такие предпосылки, как намерение Дании и Канады совместно исследовать хребет Ломоносова (один из главных камней преткновения в арктическом споре) за пределами острова Элсмир и Гренландии.

Успешная реализация подобной стратегии, предполагающей уже межгосударственный раздел Арктики, способна гарантировать США надёжный доступ к владениям «младших» союзников, в любом случае нуждающихся в помощи проверенного партнёра для освоения приобретённых богатств.


←   Назад  |   Внешние и внутренние угрозы безопасности государства   |   Вперёд   →



 

Человек на ледяном континенте / Основная задача книги — рассказать о том, как человек постепенно становится жителем ледяного континента, как попутно с исследованием Южного полярного материка происходит его освоение, накапливается опыт жизни и трудовой деятельности людей в крайне суровых природных условиях. Своеобразие материка, реЧеловек на ледяном континенте
Основная задача книги — рассказать о том, как человек постепенно становится ...
Природные ресурсы зарубежных территорий Европы и Азии / Предлагаемая читателю монография посвящена исследованию природных ресурсов двух крупных смежных районов земного шара — зарубежных территорий Европы и Азии. Для них характерны не только чрезвычайная пестрота и разнообразие природных ресурсов, но и наличие государств с различными социально-экономическПриродные ресурсы зарубежных территорий Европы и Азии
Предлагаемая читателю монография посвящена исследованию природных ресурсов ...
Об изучении естественных производительных сил России / Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1915 года (издательство «Известия академии наук»).Об изучении естественных производительных сил России
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1915 года ...