Соединённые Штаты Америки / Терроризм и другие угрозы

Серьёзной угрозой национальной безопасности США является терроризм. Взрыв офисного здания в Оклахома-Сити (1995 год), унёсший жизни 168 и ранивший более 800 человек, стал серьёзным проявлением внутренней террористической угрозы. Организаторы взрыва не являлись членами какой-либо террористической организации, но сочувствовали так называемому «движению ополчения» — разрозненным радикальным антиправительственным группам, выступающим против любого ограничения права на ношение оружия и отстаивающим необходимость формирования.добровольных вооружённых отрядов.

Наибольшей угрозой является международный терроризм. В результате взрыва в Нью-Йорке (1993 год), за которым стояли члены «Аль-Каиды», погибли 6 и были ранены более 1 000 человек. Взрывы в американских посольствах в Кении и Танзании (1998 год) также были организованы «Аль-Каидой» (хотя ответственность на себя взяла ранее неизвестная организация «Исламская армия освобождения святых мест», считающаяся ответвлением «Аль-Каиды»); общее количество жертв составило 224 человек погибшими (из них только 12 американцев) и более 4 тысяч ранеными. В ответ США нанесли ракетные удары по базам «Аль-Каиды» в Судане и Афганистане.

Самый крупный террористический акт в истории США произошёл 11 сентября 2001 года. Террористы захватили 4 пассажирских самолёта и использовали их как оружие, чтобы нанести удары по башням-близнецам Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагону (четвёртый самолёт упал в Пенсильвании, не причинив каких-либо разрушений; по всей вероятности, его целью должен был стать либо Белый дом, либо электростанция в Пенсильвании). В результате террористической атаки погибли 2 973 человек (не считая 19 террористов), 24 человека пропали без вести. В ответ на эти нападения США предприняли беспрецедентные меры как внутри страны, так и за рубежом. Было создано новое министерство внутренней безопасности (Department of Homeland Security), главной функцией которого стала борьба с терроризмом, и принят Закон о патриотизме (Patriot Act), существенно расширивший полномочия исполнительной власти по борьбе с терроризмом.

События 11 сентября 2001 года были квалифицированы властями страны как нападение на Соединённые Штаты Америки, в ответ президент Дж. Буш-младший объявил войну международному терроризму (War on Terror). С этого момента международный терроризм стал восприниматься как одна из ведущих внешних угроз США. Врагами США были объявлены не только международные террористические организации, но также государства и режимы, обвиняемые в поддержке и связях с террористами. В целях успешного противодействия международного терроризму и предотвращения повторения событий 11 сентября 2001 года. США объявили о готовности предпринимать необходимые действия (в том числе военные и превентивные) в любой точке мира с санкции международного сообщества или без неё (так называемая доктрина упреждающих действий, или доктрина Буша). Война с терроризмом вылилась в серию военных операций против государств и режимов, обвиняемых в связях с террористами.

«Аль-Каида» и её лидер Усама бен Ладен, стоявшие за нападением, были названы врагами США номер один. Первый удар США и коалиции стран НАТО был направлен против Афганистана (октябрь — декабрь 2001 года), где у власти находилось талибское правительство, открыто поддерживающее «Аль-Каиду» и укрывавшее бен Ладена. Следующей целью США стал Ирак (март — май 2003 года), лидер которого Саддам Хусейн обвинялся в разработке ОМУ и в поддержке международного терроризма (хотя связи между Хусейном и «Аль-Каидой» так и не были убедительно доказаны). Предпринятые меры позволили нормализовать ситуацию в США — больше ударов со стороны «Аль-Каиды» по американской территории нанесено не было. Несмотря на военный успех операций США в Ираке и Афганистане, ситуация в этих странах остаётся напряжённой: военные действия против отдельных групп боевиков продолжаются, регулярно происходят террористические акты, в том числе и против американских военнослужащих (до вывода из Ирака американских войск в 2011 году).

Существенную внешнюю угрозу безопасности США представляет распространение ОМУ (в первую очередь ядерного, а также биологического и химического). Одним из предлогов для вторжения в Ирак в 2003 году (наряду с обвинением режима С. Хусейна в связях с международным терроризмом) стало подозрение в том, что Ирак продолжает разработку ОМУ. Серьёзную обеспокоенность США вызывают ядерные программы Северной Кореи и Ирана. Активные внешнеполитические действия США также предпринимают в рамках борьбы с международной наркоторговлей (с этой целью была предпринята интервенция в Панаму в 1989 году и разработан «План Колумбия» — комплексная программа противодействия производству наркотиков в Колумбии).

По экспертным оценкам, уровень коррупции в США относительно невысокий.

Исследование «Барометр мировой коррупции-2007», подготовленное международной неправительственной организацией «Трансперенси Интернешнл» (Transparency International), показывает, какие сферы общественной жизни в стране, по мнению граждан, в наибольшей мере подвержены коррупции. Граждане США наиболее коррумпированными считают политические партии (4,1 балла по 5-балльной шкале, где 5 — максимальный показатель коррумпированности), органы законодательной власти (3,7), СМИ (3,6), бизнес, судебную власть и налоговые органы (все по 3,5). Наименее коррумпированными, по мнению американцев, являются лицензионные службы (2,6 балла) и вооружённые силы (2,9). Из вопросов политической коррупции наиболее острыми являются проблемы финансирования политических партий и связи отдельных политиков с деловыми кругами, интересы которых они продвигают отнюдь не безвозмездно.

США не сталкиваются с угрозой сокращения численности населения. Прогнозируемый ежегодный прирост населения на десятилетие 2005–2015 годов должен составить 0,9 % (средний прогноз; для сравнения: за три десятилетия 1975–2005 годов этот показатель составлял 1,0 %). Однако при показателе фертильности в 2,1 ребёнка на женщину подобный прирост обеспечивается в первую очередь за счёт иммиграции.

Проблема избыточной иммиграции является одной из наиболее острых в социальной сфере, причём её проявления ощущаются и во внутренней, и во внешней политике.

Концепция США как «государства иммигрантов» и «плавильного котла наций» издавна проходила проверку на прочность при конфликте с различными националистическими и расовыми теориями, занимавшими видное место в американской общественной мысли. Потребность в дешёвой и неприхотливой рабочей силе для динамично развивающейся экономики предполагала появление в стране многочисленных носителей культурных и религиозных традиций, отличных от культурного кода подавляющего большинства изначального населения США (протестантов англосаксонского происхождения).

Иммигрантов стали обвинять в покушении на сложившуюся в стране систему ценностей (тенденция прослеживается уже в столкновениях в 1840–1850-е годов между местными протестантами и ирландскими иммигрантами-католиками), стремлении отнять работу у американцев (это, в частности, видно в случае с запретом на иммиграцию китайцев в 1880-е годы), ухудшении криминогенной обстановки (ярким примером здесь стали ирландские банды, вышедшие на историческую авансцену ещё в 1830-е годы, а в дальнейшем — итальянские преступные сообщества), а по мере развития рабочего движения — в распространении «революционной заразы».

Постепенно приток иммигрантов из культурно чуждых стран власти стали ограничивать законодательно. Апофеозом этой политики стало существование в 1924–1965 годах чёткой системы этнических иммиграционных квот, большинство из которых отводилось для англичан, ирландцев и немцев (наиболее «безопасных» национальностей). Отказ от такого квотирования привёл к новому всплеску иммиграции (в первую очередь из Латинской Америки и Юго-Восточной Азии), потребовавшему от государства соответствующей реакции как в сфере законотворчества, так и при осуществлении практических мероприятий.

С точки зрения потоков миграции наибольшим проблемным потенциалом всегда отличалась американо-мексиканская граница — единственный сухопутный рубеж США, по другую сторону которого располагалась неблагополучная страна с плотным населением. Долгое время проблемы этой границы, оформленной в её современном виде договором Гваделупе — Идальго в 1848 году и сделкой Гадсдена в 1853 году, а также рядом соглашений по частным территориальным вопросам, не выходили за пределы приграничного региона, с американской стороны представленного соответствующими территориями штатов Калифорния, Аризона, Нью-Мексико и Техас.

Уже тогда стали очевидны проблемы, которые в несколько изменившейся форме присутствуют в двусторонних отношениях сегодня. Протяжённая граница плохо контролировалась с обеих сторон и стала центром притяжения для преступников и политических авантюристов, причём размах трансграничного бандитизма требовал регулярного вмешательства вооружённых сил США и Мексики. Постепенно возникла и проблема мексиканских отходников (брасерос), а также отношений между англосаксонской и мексиканской общинами к северу от Рио-Гранде.

В дальнейшем масштаб сложностей стал возрастать, достигнув критических показателей к концу XX — началу XXI века, когда со всей остротой обозначилась проблема массового притока мексиканских трудящихся мигрантов в США, тесно переплетавшаяся с криминальными сюжетами (незаконное пересечение границы и пребывание на территории США, торговля людьми, контрабанда наркотиков).

По официальным данным, в начале 2006 года на территории США находились порядка 11,6 миллионов нелегальных иммигрантов, из которых 6,6 миллионов — выходцы из Мексики. Следом за ними с большим отрывом шли нелегальные иммигранты из Сальвадора (510 тысяч человек) и Гватемалы (430 тысяч человек). Тройку штатов с наибольшим числом нелегальных иммигрантов составляют Калифорния, Техас и Флорида.

С начала XXI века напряжённость на американо-мексиканской границе дополнительно возросла в связи с деятельностью так называемых «комитетов бдительности» («виджилантс») — объединений граждан, по собственному почину осуществляющих контроль над режимом границы. Современный «виджилантизм» восходит ещё к традициям общинной самообороны, исторически сложившимся у англосаксонских колонистов, причём «комитеты бдительности» занимались не только отражением бандитских набегов и подобных внешних угроз, но и вели борьбу с коррупцией и другими проявлениями преступности внутри общин, часто прибегая к «суду Линча». Источником вдохновения для создателей движения стал и опыт патрулирования границы членами Ку-клукс-клана (ККК), зафиксированный ещё в 1970-е годы.

«Виджилантс», часто разделяющие националистические (и иногда конспирологические) взгляды правых экстремистов, но старающиеся создать себе имидж добропорядочных граждан, стоящих на страже своей родины, приступили к вооружённому патрулированию приграничных районов, пресекая по мере своих сил деятельность мексиканских контрабандистов (в первую очередь торговцев наркотиками) и занимаясь отловом нелегальных иммигрантов.

Никакого разграничения между собственно преступниками и нелегальными иммигрантами, часто прибегающими к услугам ОПГ для пересечения линии границы и последующего теневого трудоустройства на территории США, «виджилантс» не проводили и не проводят. Они не только передают задержанных пограничной охране, но и вступают с нарушителями в перестрелки и периодически применяют к перехваченным латиноамериканцам грубую силу (известны даже отдельные случаи гибели иммигрантов от рук самозваных «пограничников»).

«Виджилантс» выступают за закрытие границы США всеми доступными средствами, поскольку считают, что волна иммиграции не только ведёт к резкому росту преступности, но и угрожает американской культурной идентичности. Власти страны в целом не одобряют их деятельность, поскольку она рискует вызвать дополнительные межэтнические трения, новые трудности в проблемных отношениях с Мексикой, ставит под сомнение авторитет государственных структур, ответственных за безопасность границы, и часто затрудняет их работу.

Несмотря на то что Конгресс США так и не принял законодательных актов, которые бы позволили вывести значительную часть иммиграции «из тени», исполнительная власть продолжает весьма активно действовать в сфере контроля над миграционными потоками силовыми средствами.

Правоохранительные органы и другие связанные с ними институты взяли курс на гарантированную депортацию всех задержанных нелегалов (раньше подобная мера применялась к ним гораздо реже), наращивается личный состав структур, обеспечивающих пограничный режим (так, к концу 2008 года пограничный патруль насчитывал не менее 18 тысяч сотрудников, что означает двукратный рост их численности с 2001 года), а на особо сложных участках американо-мексиканской границы возводятся заградительные барьеры, оснащённые новейшими средствами контроля за перемещениями людей и грузов.

Эта «стена на границе», вызывающая осуждение как у значительной части американской общественности, так и за рубежом, на практике представляет собой вполне логичное развитие прежней политики США в сфере иммиграции (до 1965 года), когда с помощью национальных квот с определённого момента пресекался избыточный, по мнению властей, антропоток из какого-то одного этнокультурного региона. Отличие между сегодняшним днем и аналогичными ситуациями прошлого заключается в том, что впервые столь крупный поток мигрантов идёт по суше, а не морским путём, что требует иных заградительных мероприятий, опыт проведения которых у США весьма незначителен.

Однако новые сложные вызовы, связанные с нынешней волной иммиграции, ещё не дают основания рассматривать её как по-настоящему уникальную и способную кардинально преобразить облик, политическую систему и культуру США, хотя подобная точка зрения получила распространение как в США, так и за их пределами.


←   Назад  |   Терроризм и другие угрозы   |   Вперёд   →



 

Практикум по физической географии материков и океанов / Пособие содержит задания и вопросы для проведения лабораторных и практических работ и организации самостоятельной работы студентов по физической географии материков и океанов. В пособие включены географическая номенклатура, списки специальных терминов и понятий, занимательные географические материалПрактикум по физической географии материков и океанов
Пособие содержит задания и вопросы для проведения лабораторных и практических ...
Доколумбовы плавания в Америку / Так кто же «открыл» Америку? Профессор, доктор исторических наук, заведующий отделом в Институте археологии Валерий Гуляев пытается найти ответ на вопрос: были ли у Христофора Колумба предшественники? Последовательно перебирая всех кандидатов — древних египтян и шумеров, древних греков и римлян, финДоколумбовы плавания в Америку
Так кто же «открыл» Америку? Профессор, доктор исторических наук, заведующий ...
История великих путешествий XX века. Герои и первооткрыватели / Страсть к приключениям — в природе человека. История подтверждает этот факт многочисленными примерами — от героев поэм Гомера и древних римлян, от викингов, Марко Поло, Колумба, Дрейка и Магеллана до строителей великих империй и первопроходцев науки XVII, XVIII и XIX веков. Стремление к приключениямИстория великих путешествий XX века. Герои и первооткрыватели
Страсть к приключениям — в природе человека. История подтверждает этот факт ...