Конго, Демократическая Республика / Внешние и внутренние угрозы безопасности государства

Бремя традиционных (военно-политических) внешних и внутренних угроз безопасности государства в случае ДРК может быть оценено как весьма высокое, что подтверждается следующими аргументами.

В период с 1974 года по настоящее время имели место несколько попыток военного переворота и незаконной смены власти. Кроме того, перманентные политические кризисы приводили к созданию кризисных ситуаций, выливавшихся в военно-политический конфликт. К примеру, столкновения между сторонниками президента Ж. Кабилы и силами его оппонента Ж.-П. Бембы в 2007 году.

На востоке страны продолжают действовать антиправительственные силы объединения Национальный конгресс защиты народа (НКЗН) во главе с «генералом» Лораном Нкундой. Как видится, в случае ухудшения конголезско-руандийских отношений он может заручиться поддержкой Руанды. Помимо НКЗН, в восточных районах ДРК продолжают действовать вооружённые формирования, борющиеся с Нкундой и формально выступающие на стороне правительства. В то же время они неподконтрольны центральной власти.

Нелегальным сецессионистским движением может считаться политизированная религиозная секта Бунду диа Конго.

Теоретически нельзя полностью исключать перспективы распада страны по линии «восток — запад», если правительству не удастся провести эффективное амальгамирование двух этих макрорегионов, вполне способных существовать друг без друга. Опасения по поводу возможности такого раскола дополнительно усилились на фоне президентских выборов 2006 года, где два ведущих кандидата — Ж. Кабила и Ж.-П. Бемба — пользовались поддержкой разных регионов (соответственно востока и запада).

Территориальные претензии со стороны соседних государств в классическом понимании отсутствуют. Неурегулированной продолжает оставаться речная граница с Республикой Конго, а также граница на озере Альберт с Угандой. Наличие в спорном регионе запасов нефти повышает напряжённость между Угандой и ДРК. Так, в 2007 году на озере имели место вооружённые инциденты.

В настоящее время ни ДРК, ни Уганда не заинтересованы в каком-либо конфликте, который мог бы привести к внутриполитическим осложнениям.

Кроме того, не исключены пограничные трения с Руандой на озере Киву, поскольку местные запасы метана могут иметь перспективное значение в сфере энергетики и также требуют раздела.

Проблемную границу ДРК и Анголы в 2007 году было решено окончательно делимитировать в соответствии с колониальным размежеванием. Вместе с тем с границей связан другой конфликт интересов, не разрешённый до сих пор. Долгое время на севере Анголы незаконно добывали алмазы многочисленные выходцы из ДРК (по данным ООН, до полумиллиона человек), причём бывшие катангские жандармы даже участвовали в вооружённых столкновениях с ангольскими военными. В 2004 году ангольские власти приступили к принудительной репатриации лиц, вовлечённых в нелегальный промысел, однако процесс продолжается до сих пор, вызывая сопутствующие сложности в двусторонних отношениях и критику со стороны правозащитных организаций.

Внутренний конфликт в любой из приграничных стран способен быстро распространиться на территорию ДРК и дестабилизировать там обстановку. А это весьма озадачило бы Киншасу с её слабым военным потенциалом.

В политическом дискурсе современной ДРК терроризм, в его европейской и американской трактовке, самостоятельного значения не имеет. Действия, часто квалифицируемые западными исследователями и СМИ как террористические акты, на самом деле являются одной из составляющих тактики антиправительственных групп и должны оцениваться скорее как диверсии. Шокирующий эффект одномоментной гибели даже значительного числа людей (в результате этнической чистки, взрыва и пр.) сильно девальвируется в контексте рутинизации насилия в конголезском обществе и присутствия там острых социальных проблем, повышающих индифферентность к чужому горю.

На основании экспертных оценок уровень коррупции в ДРК может быть охарактеризован как очень высокий.

ДРК стала сравнительно недавно включаться в рейтинг организации «Transparency International» по индексу восприятия коррупции (Corruption Perception Index) и стабильно находится в нижней части списка.

Эта же организация представляет «Глобальный барометр коррупции», который показывает, какие сферы социальной жизни в стране, по мнению граждан, в наибольшей мере подвержены коррупции. В ДРК подобное исследование не проводилось.

С подачи западных журналистов и исследователей правление Мобуту стало синонимом коррупции, однако по размаху коррупционной активности оно значительно уступает, к примеру, гораздо менее продолжительному правлению генерала Сани Абача в Нигерии. В настоящее время правительством ДРК принимаются меры по возвращению в страну средств, переведённых на зарубежные счета Мобуту и его сторонниками. Вместе с тем отдача остаётся весьма незначительной, что, по мнению некоторых наблюдателей, является следствием нежелания нынешнего руководства ДРК портить отношения с наследниками Мобуту в правящей коалиции.

Высокий уровень коррупции властных структур современной ДРК имеет ряд причин: с одной стороны, он является развитием порочных традиций 1960–1970-х годов, когда государство за неимением соответствующих институтов негосударственного происхождения вынуждено было играть во всех сферах жизни гипертрофированную роль. Поскольку политика, бизнес и другие проявления социальной активности замыкались на разрешении и последующей поддержке со стороны государственного аппарата, участники общественных отношений устанавливали с ним контакты, где монопольное положение государства вызывало у его представителей естественный соблазн извлечь из занимаемой должности материальную выгоду.

С другой стороны, в годы кризиса режима Мобуту и второй гражданской войны поборы стали для многих государственных служащих (в том числе сотрудников правоохранительных органов и военных) таким же средством выживания, каким для остальных граждан стала «теневая» экономика.

По итогам войны правоохранительные органы (в том числе их подразделения, занимающиеся финансовыми и должностными преступлениями) и судебная система все ещё находятся в сложном положении и не могут бороться с коррупцией с должной эффективностью. В то же время давление со стороны СМИ и зарубежных спонсоров слишком мало, чтобы изменить ситуацию в лучшую сторону. Кроме того, по оценкам западных наблюдателей, деятельность правительственных структур в целом может быть охарактеризована как нетранспарентная.

Преодоление наследия тяжёлых лет в сфере коррупции потребует значительных усилий и много времени даже при условии готовности заинтересованных сторон приложить все эти усилия. Масштаб проблем, стоящих в настоящее время перед государством, а также сами размеры страны и специфика её инфраструктуры требуют сильной исполнительной власти, что продолжит создавать благоприятную среду для коррупции. Характерно и то, что ситуация имеет и внешнее измерение. По некоторым данным, коррупция среди правительственных чиновников ДРК дала представителям китайских деловых кругов возможность получить ряд выгодных контрактов без объявления тендера.

Сокращение численности населения не представляет собой угрозу безопасности ДРК. Согласно докладу ПРООН «О развитии человека 2007», в 2005–2015 годах прогнозируется положительный прирост населения, который будет составлять 3,2 %. Вместе с тем страна сталкивается с очевидной проблемой истощения человеческого капитала. Это связано с продолжающимися боевыми действиями на востоке страны, сопутствующими факторами — болезнями, недоеданиями и пр., от которых особенно сильно страдают женщины и дети. Таким образом, большинство жителей страны лишены возможности поддерживать своё физическое и психическое здоровье на должном уровне, что снижает экономический потенциал нации.

По мнению властей страны, перед ДРК стоит проблема избыточной иммиграции, уровень которой подлежит снижению. Под иммиграцией в данном случае подразумевается приток беженцев из Анголы, Руанды, Бурунди, Уганды, Судана и Республики Конго. Представляется, что с учётом реальных возможностей государственных структур заметных успехов на данном направлении без международной помощи удастся добиться не скоро.

Для ДРК сохраняется риск прибытия новых масс беженцев из соседних стран (к примеру, ЦАР), способных дополнительно усугубить гуманитарную ситуацию и породить новые межэтнические трения.

Правительство страны не считает чрезмерно высоким уровень эмиграции, хотя на фоне второй гражданской войны страну вынуждены были покинуть многие квалифицированные специалисты, что наносит заметный удар по планам реконструкции экономики и системы власти.


←   Назад  |   Внешние и внутренние угрозы безопасности государства   |   Вперёд   →



 

Пучины океана / Наше время — эпоха коренных изменений основ многих наук, в том числе геологии и географии. Упорным трудом учёных, вооружённых современными знаниями и новой техникой, создаются новые геология и география. На наших глазах в связи с потребностями человеческого общества, бурным ростом техники, меняются Пучины океана
Наше время — эпоха коренных изменений основ многих наук, в том числе геологии и ...
Физическая география России. В 2-х частях. Часть 1 / В первой части рассматриваются географическое положение и его влияние на особенности природы и хозяйства страны, основные этапы изучения природы.Физическая география России. В 2-х частях. Часть 1
В первой части рассматриваются географическое положение и его влияние на ...
Арктический мемориал / В книге представлены биографические данные около 300 отечественных и зарубежных персоналий, имена которых есть на географической карте Арктики. Каждая статья сопровождается перечнем объектов, названных в честь данного конкретного лица, с указанием года открытия или присвоения имени и автора созданияАрктический мемориал
В книге представлены биографические данные около 300 отечественных и зарубежных ...