Гайана / Исторический очерк политических традиций

Систематическое освоение европейцами территории Гайаны, на которой первоначально проживали немногочисленные индейские племена араваков, карибов и других, началось спустя примерно столетие после её открытия в ходе третьей экспедиции Христофора Колумба (1498–1500 годы), с основания голландскими купцами поселений в районах рек Эссекибо, Демерара и Бербис. В XVIII веках они получили статус колоний. Соперничество между Нидерландами, Великобританией и Францией за контроль над этими колониями, начавшееся в 1780 году, завершилось в 1814 году с их уступкой Нидерландами в пользу Великобритании. Таким образом, Великобритания получила контроль над территорией, где уже с середины XVIII столетия отмечалось присутствие британских плантаторов. В 1831 году колонии Эссекибо, Демерара и Бербис были объединены в единую колонию Британская Гвиана.

Для работы на плантациях сахарного тростника европейцы с середины XVII века начали завозить в колонии невольников африканского происхождения. И хотя работорговля была запрещена в 1807 году, полное освобождение рабов было завершено к 1838 году. Плантационный метод ведения сельского хозяйства тем не менее требовал постоянного притока рабочей силы, и с этого времени в Британскую Гвиану начался приток мигрантов из Индии, а затем Китая, формируя этнический облик Гайаны.

Экономика Британской Гвианы имела аграрный характер (доминировавшая культура — сахарный тростник, в меньшей степени какао и кофе, затем рис) и была преимущественно ориентирована на экспорт, что предопределило её зависимость от конъюнктуры мировых сельскохозяйственных рынков. В XIX веке поставки сахара в Старый Свет из Британской Гвианы столкнулись с конкуренцией со стороны европейских производителей сахара из свёклы. Экономическая ситуация несколько улучшилась после открытия в конце XIX века месторождений золота. В годы Второй мировой войны в колонии началась добыча бокситов, ставших важнейшим экспортным товаром.

Постепенное расширение представительства местных элит в управлении, предшествовавшее независимости, отражало эволюцию взглядов британской правящей элиты и её переход на путь «мягкой» трансформации своей власти в колониях. В Британской Гвиане этот процесс протекал с затруднениями и имел противоречивый характер.

Расширение институтов местного самоуправления было замедлено в 1920-х годах с передачей всей полноты власти генерал-губернатору. Значительные изменения произошли только с принятием конституции 1953 года, существенно расширившей политические и гражданские права. Всеобщие выборы 1953 года привели к власти левое правительство во главе с Чедди Джаганом, представителем индо-гайанцев и лидером Народной прогрессивной партии (НПП). Спустя полгода после выборов действие конституции было приостановлено (до 1957 года), правительство Джагана распущено и в колонию были введены британские войска.

В новых условиях место одного из важнейших вопросов в повестке дня заняла проблема межэтнического взаимодействия. Афрогайанцы и индогайанцы, изначально сумевшие объединиться в рамках НПП, в дальнейшем не нашли удачной модели сотрудничества и предпочли создать отдельные партии. На выражение интересов афрогайанцев стал претендовать Народный национальный конгресс (ННК) во главе с Форбсом Бернхемом. После введения пропорциональной избирательной системы в 1964 году эта партия пришла к власти.

Новое государство и этнополитическая конкуренция, превратившаяся в стержень его общественной жизни, были вписаны в контекст холодной войны, когда Великобритания (уходящая колониальная метрополия) и США (главный инвестор в добычу гайанских бокситов) сделали ставку на афрогайанцев, поначалу не демонстрировавших (в отличие от индо-гайанских политиков) заметных левых настроений.

Несмотря на это, значительная часть периода доминирования в политической жизни афрогайанской общины, продлившегося с 1966 по 1992 годы, оказалась связана с проведением социалистического курса (1968–1985 годы), сопровождавшегося национализацией добычи бокситов, плантаций сахарного тростника и производства сахара. Преодоление экономических последствий социалистического эксперимента во многом продолжается до сих пор.


←   Назад  |   Исторический очерк политических традиций   |   Вперёд   →



 

Наши степи прежде и теперь / Этот замечательный труд великого русского естествоиспытателя В. В. Докучаева явился ответом учёного на засуху и неурожай 1891 года и последовавший за ними голод, который охватил практически все степные и лесостепные районы России. Располагая обширнейшими данными о естественно-исторических условиях чНаши степи прежде и теперь
Этот замечательный труд великого русского естествоиспытателя В. В. Докучаева ...
Полезные ископаемые Сибири / Полезные ископаемые Сибири: основания для поисков и разведок рудных месторождений. В 2-х частях, со 108-ю чертежами и 9-ю рисунками в тексте. Часть 1. Автор — горный инженер В.С. Реутовский. Санкт-Петербург, издание Горного Департамента, типография Розена, 1905 года. Воспроизведено в оригинальной авПолезные ископаемые Сибири
Полезные ископаемые Сибири: основания для поисков и разведок рудных ...
Человеку жить всюду / В поисках новых сырьевых и энергетических ресурсов современный человек необычайно широко расширил границы своего обитания и масштабы освоения не только всех регионов нашей планеты, но и космического пространства. 13 связи с этим перед наукой встаёт ряд требующих ответа вопросов: каковы пределы возмоЧеловеку жить всюду
В поисках новых сырьевых и энергетических ресурсов современный человек ...