Ливан / Ситация с 2007 года по наше время

В такой политической обстановке в регионе 25 сентября 2007 года ливанский парламент должен был собраться, чтобы попытаться избрать нового президента страны вместо Э. Лахуда, чьи президентские полномочия заканчивались в ночь с 23 на 24 ноября. Отличительной особенностью выборов являлось то, что впервые за последние 30 лет они должны были проходить в условиях, когда территория Ливана не оккупировалась ни сирийскими, ни израильскими войсками. Исключение составляли «фермы Шеб’а», которые продолжает удерживать за собой Израиль. Казалось бы, данное обстоятельство должно было обеспечить благоприятный климат для выборов президента. Однако наделе все обстояло совсем иначе. Ливан переживал, возможно, один из самых тяжёлых политических кризисов с момента окончания гражданской войны. Нестабильная внутриполитическая обстановка усугублялась резким экономическим спадом и падением жизненного уровня большинства ливанцев. Убийство 19 сентября 2007 года проправительственного депутата А. Ганема лишь подчеркнуло драматизм ситуации, в которой должны были проходить выборы. Ряд представителей «коалиции 14 марта» расценили этот акт как попытку снизить шансы парламентского большинства на избрание угодного им президента. На тот период они имели 68 депутатских мандатов из 128. Однако и эта цифра могла измениться, если ряд депутатских фракций решили бы в последний момент воздержаться от голосования.

Несмотря на это лидеры «коалиции 14 марта» надеялись, что численное преимущество позволит им избрать президента простым большинством голосов во втором туре голосования. Возможно, поэтому они не спешили связывать себя обязательствами и вступать в диалог с оппозицией по вопросу о процедуре голосования и схеме проведения выборов президента. Инициатива представителя оппозиции спикера парламента Н. Бери открывала путь к началу диалога между противоборствующими сторонами. Он заявил, что оппозиция отказывается от своего прежнего требования о создании правительства национального единства (с блокирующей третью голосов) в случае, если основные политические силы согласятся избрать кандидата в президенты на основе консенсуса. Инициатива Н. Бери предусматривала избрание президента 2/3 голосов депутатов. При этом в качестве необсуждаемого условия для возобновления диалога противоборствующих сторон спикер выдвинул наличие кворума из 2/3 депутатов. Против этого выступил ряд лидеров парламентского большинства, в том числе С. Харири, который в принципе поддержал идею возобновления диалога, но без каких-либо «предварительных условий». Начавшийся было диалог оказался прерван из-за острых расхождений по вопросу схемы избрания президента.

Столкновение интересов противоборствующих сторон и их представителей в парламенте серьёзно затрудняло выход из сложившегося политического тупика. Тем более что действующее в Ливане законодательство не давало ни одной из сторон легальной возможности утвердить на посту президента «своего» кандидата, зато позволяло серьёзно «испортить настроение» друг другу и всем остальным. Так, если «коалиция 14 марта» сумела бы отстоять вариант избрания президента простым большинством, то оппозиция могла бы воспользоваться конституционными нормами, требующими, чтобы кандидатура вновь избранного президента была одобрена 2/3 голосов народных избранников. На этой основе оппозиция могла продолжить бойкотировать процесс утверждения президента и подтолкнуть Э. Лахуда воспользоваться своими полномочиями, назначив временного главу государства и переходное правительство. В этом случае, скорее всего, власть в стране могла на время перейти в руки военных. Со своей стороны «коалиция 14 марта» также имела возможность блокировать планы оппозиции.

Так, если бы не удалось достичь компромисса с оппозицией по кандидатуре нового президента, а вариант голосования простым большинством не прошёл, сторонники коалиции в парламенте могли затянуть процесс избрания нового президента до окончания срока полномочий Э. Лахуда и потребовать от премьер-министра Ф. Синьоры и его правительства временно взять всю полноту власти в стране в свои руки. Ни один из этих вариантов не мог быть принят ни оппозицией, ни правительственным и парламентским большинством. Более того, он мог бы спровоцировать жёсткую реакцию со стороны различных внешних сил, вовлечённых во внутриливанские дела, прежде всего США и Израиля, с одной стороны, Сирии и Ирана — с другой. В результате могла возникнуть ситуация, при которой противоборствующие силы перешли к открытым столкновениям, и Ливан был бы поставлен на грань новой гражданской войны. Происходящее в Ливане рассматривалось большинством стран в регионе и мире в качестве серьёзного фактора, дестабилизирующего общую ситуацию на Ближнем Востоке. Обеспокоенность перспективами развития обстановки в Ливане и на Ближнем Востоке в целом стала основным побудительным мотивом целой серии посреднических усилий и инициатив как со стороны ЛАГ, Саудовской Аравии и Ирана, так и стран Запада.

Однако ни одна из этих инициатив и посреднических миссий не увенчалась успехом. Одновременно политическая арена Ливана, наподобие периода конца 60-х — начала 70-х годов XX века, превратилась в поле жёсткого противоборства различных разведок мира. Как и следовало ожидать, в отсутствие примиренческой психологии у обеих сторон конфликта и их готовности идти на компромиссы выборы президента Ливана были отложены. И после этого откладывались ещё несколько раз. В конце ноября 2007 года Э. Лахуд покинул свой пост, объявив в стране чрезвычайное положение и передав власть военным. Однако уже достаточно быстро противоборствующие стороны достигли компромисса по кандидатуре следующего президента, выдвинув на эту должность в 2007 г. бывшего командующего ливанской армией генерала М. Сулеймана. Однако ливанский парламент так и не смог утвердить М. Сулеймана кандидатом на президентских выборах ни в 2007 году, ни в течение первых двух месяцев 2008 года. Основным камнем преткновения стали разногласия противоборствующих сторон по процедуре избрания нового президента, порядку формирования нового состава правительства и парламента. И та и другая сторона справедливо считала, что от того, как будут решаться эти, казалось бы, на первый взгляд процедурные вопросы, во многом зависит дальнейший ход политического развития Ливана и решение важнейших вопросов внутриполитической жизни страны, которые определяли её внешнюю ориентацию в регионе. Речь шла, прежде всего, о продвижении работы Международного трибунала по делу Р. Харири и решении проблемы оружия для Хезболлы.

Принятое ливанским правительством 5 мая 2008 года решение ликвидировать принадлежащую Хезболлах телефонную сеть и уволить лояльного оппозиции начальника службы безопасности бейрутского международного аэропорта буквально взорвало ливанскую столицу. За считанные часы силы оппозиции, главным образом отряды Хезболлы, взяли под контроль ключевые объекты Бейрута и резиденции глав проправительственных сил и «коалиции 14 марта». Вместе с тем лидер Хезболлы X. Насрулла подтвердил, что оппозиция по-прежнему готова к диалогу с правящим большинством при условии отмены правительством недавних решений. В такой обстановке правительство Ф. Синьоры по инициативе армейского командования аннулировало спровоцировавшие вооружённые столкновения в стране решения о ликвидации секретной телефонной связи Хезболлах и увольнении близкого к ней начальника службы безопасности бейрутского международного аэропорта. Вслед за этим 16 мая 2008 года в Дохе (Катар) под патронажем Лиги арабских государств начался примирительный диалог между сторонами конфликта. 21 мая 2008 года лидеры ливанского правящего большинства и оппозиции достигли договорённости, которая была призвана положить конец кризису в Ливане. Стороны пришли к соглашению о формировании правительства национального единства, в котором из 30 мест 16 должно будет принадлежать правящему блоку, 11 — оппозиции и 3 назначит президент страны. Такое распределение портфелей позволяло оппозиции блокировать принятие правительством неугодных ей решений, чего она добивалась начиная с ноября 2006 года.

Участники переговоров также одобрили принятие закона о выборах 1960 года. Это открывало путь для немедленного избрания президента. 25 мая 2008 года в Ливане был избран новый президент. Им стал Мишель Сулейман, до этого в течение десяти лет занимавший пост командующего ливанской армией. 11 июля 2008 года в Ливане было сформировано правительство национального единства. Создание правительства способствовало некоторой стабилизации ситуации в стране и открыло путь для возобновления национального диалога, столь важного накануне приближающихся (весна 2009 года) парламентских выборов.


←   Назад  |   Ситация с 2007 года по наше время   |   Вперёд   →



 

Степи Северо-Кавказского края / Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1931 года (издательство «Северный Кавказ»).Степи Северо-Кавказского края
Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1931 года ...
Ботанико-географический очерк Европейской части СССР и Кавказа / Приводятся сведения о растительности Европейской части СССР и Кавказа (в том числе Крыма и зон тундры и лесотундры).Ботанико-географический очерк Европейской части СССР и Кавказа
Приводятся сведения о растительности Европейской части СССР и Кавказа (в том ...
На краю земли / В книге даётся описание природы, городов и посёлков Огненной Земли и Патагонии, жизни овцеводов, лесорубов, рыбаков и моряков, рассказывается об истории индейских племён, приводятся различные гипотезы и теории их происхождения, говорится о сырьевых богатствах этой далёкой территории и о их использовНа краю земли
В книге даётся описание природы, городов и посёлков Огненной Земли и Патагонии, ...