Участие в международных организациях и режимах, основные внешнеполитические контрагенты и партнёры, отношения с Россией

Южно-Африканская Республика / Участие в международных организациях и режимах, основные внешнеполитические контрагенты и партнёры, отношения с Россией

ЮАР является членом ООН и ряда её специализированных учреждений, Африканского союза, Движения неприсоединения, МБРР, МВФ, ВТО, КОМЕСА (Общий рынок Восточной и Южной Африки), САДК (Сообщество развития Юга Африки), Африканского банка развития.

Внешняя политика современной ЮАР осуществляется на трёх уровнях: региональном, континентальном и глобальном.

На первом из них республика, располагая не только значительным военно-политическим, но и крупнейшим в Африке экономическим потенциалом, может считаться практически безальтернативным претендентом на лидерство. ЮАР является локомотивом САДК и привлекает трудовые ресурсы из всех приграничных стран, не имеющих столь развитой промышленности и не отличающихся столь же высоким по региональным меркам уровнем заработной платы.

Во второй половине 1990-х годов в рамках САДК сохранялась весьма острая конкуренция за политическое лидерство между новой правящей элитой ЮАР, которая пришла к власти позже всех прочих африканских элит (включая правительство большинства в Намибии, долгое время фактически являвшейся колонией ЮАР) и немедленно начала претендовать на ведущие позиции в региональных делах, и руководством Зимбабве во главе с Робертом Мугабе.

Последний почти за 15 лет до демонтажа апартеида в ЮАР добился у себя на родине такой же победы, что впоследствии и Нельсон Мандела, сумев отстранить от власти белое меньшинство. Кроме того, Мугабе содействовал АНК, поддерживал правительство Мозамбика в борьбе с группировкой РЕНАМО, которую снабжал режим апартеида, и вполне обоснованно считал себя морально-политическим лидером Южной Африки, болезненно воспринимая новые амбиции Манделы и его сторонников.

Удачным поводом подорвать нарастающее влияние ЮАР стали события второй гражданской войны в Демократической Республике Конго (1998–2003 годы). Тогда глава Зимбабве, занимая пост председателя Органа САДК по вопросам политики, обороны и безопасности, предложил прийти на помощь правительству Лорана Кабилы (ДРК также состояла в САДК) в борьбе с интервенцией Руанды и Уганды, однако столкнулся с сопротивлением ЮАР, руководство которой считало подобные решения преждевременными до того момента, пока не будет утверждён уставной документ Органа (при этом ЮАР вела ограниченную торговлю оружием с некоторыми участниками конфликта).

Мугабе осудил Манделу за невмешательство и вместе с Анголой и Намибией осуществил военную поддержку властей ДРК, получив одобрение САДК позже. Экспертами отмечается, что позиция ЮАР, в тот момент председательствовавшей в САДК, изменилась на фоне необходимости вмешательства южноафриканских и ботсванских войск в события в Лесото.

В дальнейшем руководство ЮАР сыграло важную роль в формировании миротворческих сил для ДРК, однако значимость последних в глазах властей Конго имеет несравнимо меньшее значение (особенно с учётом общей неэффективности миротворцев в ДРК), чем помощь Зимбабве и прочих стран, пришедших на помощь в самый критический момент войны. Вместе с тем, получив от властей ДРК доступ к природным богатствам страны в благодарность за помощь, Мугабе сильно истощил экономический потенциал собственного государства, для которого военная кампания стала дополнительным тяжёлым бременем.

Углубление экономического кризиса в Зимбабве и резкое снижение популярности Мугабе в итоге сделали его таким же внешнеполитическим клиентом ЮАР, каким в своё время была расовая олигархия Родезии (ныне Зимбабве). Режим Мугабе остро зависит от благосклонной позиции ЮАР, поскольку отказ последней от идеи сохранения Мугабе у власти лишит президента Зимбабве важнейшего сторонника не только в регионе, но и в мире. В 2008–2009 годах, стремясь не допустить дополнительного роста нестабильности в соседнем государстве, ЮАР выступила в качестве посредника между официальным Хараре и зимбабвийской оппозицией, предложив обеим силам взаимовыгодный компромисс. Политический диалог и фактическая поддержка ЮАР легитимности Мугабе вызвала недовольство у некоторых партнёров по САДК и западных стран. Тем не менее в результате настойчивости Претории и государств — членов САДК зимбабвийские стороны заключили 15 сентября 2008 года политическое соглашение, а в феврале 2009 года, после внесения соответствующих поправок в конституцию страны, сформировали коалиционное правительство, лидер оппозиции М. Цвангиран занял пост премьер-министра. Такое развитие событий открыло перспективу урегулирования политического кризиса в Зимбабве и стало значительным успехом южноафриканской дипломатии.

Единственным конкурентом ЮАР в регионе может считаться только Ангола. Несмотря на то что экономика этой страны развита в гораздо меньшей степени, чем южноафриканская, Ангола располагает значительными запасами нефти (позволяющими ей конкурировать за влияние и с Нигерией) и хорошо оснащёнными вооружёнными силами, неоднократно успешно проецировавшими её влияние на соседние страны. Как лузофонная страна, Ангола может претендовать на более тесное партнёрство с Бразилией и вместе с ней занять ведущие позиции в экономике Намибии, к которой Бразилия уже начинает проявлять интерес.

Континентальное измерение внешнеполитической стратегии страны связано с намерением распространить влияние, которым ЮАР пользуется на региональном уровне, в масштабах всей Африки. Подобные планы сталкиваются как с сопротивлением других претендентов на такое лидерство, так и с трудностями более объективного свойства, поскольку в настоящее время ресурсов ЮАР недостаточно для проецирования влияния на столь крупный и неоднородный политический массив.

Успехи пока носят локальный или отраслевой характер — к числу таковых, к примеру, можно отнести заметную популярность в африканском идеологическом дискурсе доктрины «Африканского Ренессанса», являющейся интеллектуальным продуктом элит ЮАР.

Важным достижением внешней политики ЮАР, действовавшей совместно с такими странами, как Нигерия, Алжир и Сенегал, стало создание НЕПАД (Новое партнёрство в интересах развития Африки). Особая роль в этом процессе по праву принадлежит созданному в 2003 году по инициативе «восьмёрки» Форуму по партнёрству с Африкой (ФПА). Этот уникальный механизм межрегионального диалога и взаимодействия на деле способствует укреплению принципов широкого многостороннего сотрудничества.

Отношения ЮАР и Нигерии отличаются некоторой амбивалентностью. ЮАР является для Нигерии ведущим экономическим партнёром в Африке, однако одновременно оба государства претендуют на лидерство (по меньшей мере моральное) в масштабах всего континента. Используя терминологию времён Римской империи, некоторые исследователи называют зоны принципиального влияния ЮАР (на юге Африки) и Нигерии (на западе) Pax Praetoriana и Рах Nigeriana соответственно.

Характерной особенностью данной геополитический конфигурации является то, что оба ареала географически не соприкасаются и не пересекаются, причём ни ЮАР, ни Нигерия пока не могут распространить ощутимое (экономическое и военно-политическое) влияние в сферы интересов друг друга, а также в центр и на восток континента. В настоящее время только ЮАР имеет потенциальную возможность усилить присутствие в Восточной Африке через постепенное амальгамирование САКУ, САДК и КОМЕСА (Общий рынок Восточной и Южной Африки).

ЮАР имеет значительный опыт (не всегда однозначно позитивный) урегулирования вооружённых конфликтов в Африке (в частности, в Бурунди и Кот д’Ивуаре) и одобряет участие развитых стран в разрешении проблем, если таковое не ставит под сомнение суверенитет соответствующих африканских государств. Так, в случае с Суданом ЮАР призывает к усилению контингента ООН — АС в Дарфуре, а также выступает против привлечения президента страны Омара Башира к уголовной ответственности в Международном суде ООН.

Глобальный уровень внешней политики ЮАР связан с такими сюжетами, как стремление стать представителем Африки в качестве постоянного члена обновлённого варианта СБ ООН (на этом направлении главными конкурентами ЮАР могут считаться Нигерия и Египет), а также всемерной интенсификацией международных связей по линии «Юг — Юг».

Последняя тенденция предполагает как экономическое, так и политическое сплочение ведущих развивающихся государств (в первую очередь, КНР, Индии, Бразилии, самой ЮАР и некоторых других стран с меньшим потенциалом) с целью более эффективного представительства и защиты интересов третьего мира в мировой политике. Одним из наиболее значимых направлений скоординированной деятельности становится форматирование системы мировой торговли в рамках ВТО и связанных с этим процессом региональных диалогов (ЕС — развивающиеся страны и пр.).

ЮАР и её партнёры (Индия и Бразилия), имеющие крупный и уязвимый аграрный сектор собственной экономики и претендующие на артикуляцию устремлений третьего мира, остро зависящего от режима торговли сельскохозяйственной продукцией, выступают за более справедливые условия таковой.

Укреплению отношений по линии «большого Юга» (с Индией и Бразилией) должно, по замыслу руководства трёх стран, содействовать образование зоны свободной торговли между САКУ, Индией и МЕРКОСУР.

Связи ЮАР и Индии имеют и дополнительное стратегическое измерение, поскольку ЮАР представляет собой потенциально важный компонент концепции безопасности в зоне Индийского океана, постепенно набирающей влияние во внешней политике Индии. В соответствии с ней вокруг Индии будет постепенно создаваться своеобразный периметр стабильности, главные задачи которого на данный момент видятся в обеспечении беспрепятственного движения морского транспорта, доставляющего в Индию грузы стратегического значения (в первую очередь, нефть из стран Персидского залива, а также Судана и Египта), и контроле за региональной активностью КНР, также интенсивно развивающей разносторонние (в том числе военные) отношения со странами бассейна Индийского океана.

Юго-западный фланг Индийского океана, которым является Южная Африка, уже начинает ощущать проникновение Индии в сфере стратегического взаимодействия (создание наблюдательной станции индийского ВМФ на Мадагаскаре и пр.). ЮАР постепенно развивает военное сотрудничество с Индией (в том числе в форме учений).

ЮАР уже является членом АРСИО (Ассоциация регионального сотрудничества стран Индийского океана. Её участниками являются также Индия, Австралия, Танзания, Мозамбик, Шри-Ланка, Сингапур, Индонезия, Малайзия, Йемен, Маврикий, Оман, Мадагаскар, Бангладеш, Иран, Таиланд, ОАЭ), которая рассматривается как прообраз будущей системы международного взаимодействия в регионе, хотя в настоящее время непосредственные проблемы безопасности не входят в сферу интересов данной организации.

С учётом проникновения на южноафриканский рынок и китайских, и индийских предпринимателей китайско-индийская конкуренция приобретёт для ЮАР и экономическое, и военно-политическое измерение. Потенциальный конфликт приобретает ещё более сложную конфигурацию, если дополнительно принять во внимание интересы США.

Отношения ЮАР с ведущими государствами Запада следует охарактеризовать как весьма хорошие в политической сфере и взаимовыгодные в области экономики. Республика гораздо реже подвергается критике за неудачи в процессе формирования гражданского общества и в борьбе с коррупцией, тогда как озвучиваемые претензии не ставят под сомнение способность национальных властей самостоятельно решать стоящие перед ними задачи и, соответственно, не вызывают вопросов о пределах суверенитета страны, что периодически происходит в случае с другими африканскими государствами.

Некоторыми наблюдателями отмечается, что ЮАР, сочетающая черты развитой и развивающейся страны, использует эту особенность при формировании своего внешнеполитического имиджа и позиционирует себя как посредника между развитым Севером и развивающимся Югом.

Соглашение между ЮАР и ЕС от 2004 года устанавливает между ними зону свободной торговли. Вместе с тем ЮАР была подключена и к переговорам по Соглашениям об экономическом партнёрстве, которые ведутся ЕС с прочими странами САДК и САКУ, что должно привести к гармонизации режимов торговли.

Важной вехой в истории внешней политики двух стран стало решение президента Франции Н. Саркози о всемерном укреплении связей с ЮАР, говорящее о стремлении французского руководства выйти за рамки франкофонной Африки и обеспечить своё присутствие и в других частях континента. В лице Франции ЮАР получает важного союзника в деле развития отношений с ЕС.

Стремление ЮАР стать одной из ведущих стран «Большого Юга» предусматривает несогласие её руководства со многими инициативами США в развивающемся мире, которые расцениваются как проявления гегемонизма. Так, ЮАР выступила против военной операции США в Ираке, причём одной из важных причин несогласия с американской политикой, по мнению ряда экспертов, стало обоснованное опасение, что участие США и Великобритании в боевых действиях способно отвлечь средства, предназначенные для программ развития Африки. В 2007 году ЮАР протестовала против размещения в Африке штаба регионального командования ВС США (Африком). Получив аналогичные отказы и со стороны других стран континента, Соединённые Штаты были вынуждены оставить Африком в ФРГ.

Если для ЮАР времён апартеида единственным партнёром на Ближнем и Среднем Востоке был Израиль (и до исламской революции 1979 года — шахский Иран), то после 1994 года ситуация кардинально изменилась. Ближневосточные рынки открылись для южноафриканской продукции (в первую очередь, оружия), а ЮАР получила возможность закупать углеводородное топливо в арабских странах и Иране. Монархии Персидского залива проявляют растущий интерес к Африканскому континенту и имеют все основания считаться крайне перспективными инвесторами.

Особое место в ближневосточной повестке дня для ЮАР занимает палестинская проблема. До прихода к власти АНК находился примерно в таком же положении, что и ООП, продолжающая бороться за предоставление Палестине полноценного государственного статуса, и представители старших поколений нынешней политической элиты ЮАР традиционно сопереживали делу Я. Арафата и его преемников. Ещё со времён холодной войны в исследовательских и публицистических материалах встречаются попытки сопоставить практику апартеида и нынешнее положение палестинцев, изолированных от Израиля различными барьерами.

ЮАР заинтересована в урегулировании палестино-израильского конфликта и прекращении насилия с обеих сторон, однако обострение межпалестинских противоречий ставит под сомнение быстрое разрешение кризиса, тогда как посреднические усилия самой ЮАР теряются на фоне деятельности «ближневосточного квартета».

России пока не удаётся занять среди внешнеполитических и внешнеэкономических приоритетов ЮАР место, сопоставимое с положением ключевых стран евроатлантической подсистемы международных отношений или новых центров силы развивающегося мира. Вместе с тем после состоявшегося впервые в истории визита в сентябре 2006 года президента Российской Федерации В. В. Путина в ЮАР в отношениях двух стран нарастает динамика. Стороны заключили межгосударственный Договор о дружбе и партнёрстве, который вступил в силу в конце 2008 года. Развивается договорно-правовая база отношений. Активно работает Смешанный межправительственный комитет по вопросам торгово-экономического сотрудничества, Комиссия по научно-техническому сотрудничеству, предпринимательские круги двух стран сформировали Деловой совет Россия — ЮАР. Заметно вырос в 2008 году товарооборот, который достиг 484 миллиона долларов США. С помощью России готовятся запуски космических аппаратов для ЮАР. Перспективными направлениями сотрудничества являются совместная разработка месторождений полезных ископаемых (алмазов, никеля и пр.). С участием российской компании «Ренова» в ЮАР уже реализуется крупный инвестиционный проект по разработке месторождения марганца в пустыне Калахари. Стороны также наращивают взаимодействие в развитии высоких технологий, в области сельского хозяйства, энергетики, обороны.


←   Назад  |   Участие в международных организациях и режимах, основные внешнеполитические контрагенты и партнёры, отношения с Россией   |   Вперёд   →



 

Земной круг / «Земной круг» — книга, охватывающая множество интересных событий из истории нашей Родины и огромный период — от скифских времён до второй половины XVIII века. Это научно-художественное произведение в форме коротких новелл знакомит читателей с землепроходцами и мореходами-первооткрывателям и, рассказЗемной круг
«Земной круг» — книга, охватывающая множество интересных событий из истории ...
Арктический мемориал / В книге представлены биографические данные около 300 отечественных и зарубежных персоналий, имена которых есть на географической карте Арктики. Каждая статья сопровождается перечнем объектов, названных в честь данного конкретного лица, с указанием года открытия или присвоения имени и автора созданияАрктический мемориал
В книге представлены биографические данные около 300 отечественных и зарубежных ...
Архангельская губерния / В хозяйственном, коммерческом, философском, историческом, топографическом, статистическом, физическом и нравственном обозрении, с полезными на все оные части замечаниями. Рукопись относится к 1802 году. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1866 года (издательство «Архангельск, Архангельская губерния
В хозяйственном, коммерческом, философском, историческом, топографическом, ...